Пилот из Таджикистана командовал авиаполком

Печать

«Внимание! Внимание! В воздухе Григорий Таран...». Это тревожное предупреждение не раз звучало в годы Великой Отечественной войны, как в частях немецких фашистов, так и в их тылу.

Неожиданно появляющийся на низком бреющем полёте самолёт советского аса, узнаваемый по его особенному «воздушному почерку», наводил панику на врага, в спешке пытающегося укрыться от смертоносного огня.

Своё лётное мастерство Григорий Таран ковал на сложных горных авиатрассах в Таджикистане, одним из первых прокладывая воздушные пути над Крышей мира – Памиром.

Окончив в 1933 году Батайскую авиационную школу Гражданского Воздушного Флота (ГВФ) в России, 21-летний пилот-инструктор получил направление на работу в Сталинабад, в столицу молодой советской таджикской республики. Здесь тогда остро нуждались в опытных авиационных кадрах.

Григорий Таран, как и его коллеги - первые авиаторы, совершал с большим риском полёты в Хорог на лёгком одномоторном самолёте. В случае отказа двигателя над горами пилоту грозила неминуемая гибель. Отыскать здесь ровное место над глубокой пропастью для аварийной посадки было невозможно. К тому же и погасить скорость в разряжённом воздухе высокогорья было крайне трудно. Поэтому от лётчика в таких экстремальных условиях требовались мастерская техника пилотирования, точный расчёт, особый глазомер. Не случайно, что первые, очень рискованные полёты на Памир совершались с открытой кабиной, для хорошего кругозора и в меховом обмундировании, а лётчик был крепко к ней привязан. И в таком положении ему приходилось находиться не менее пяти часов – столько времени длился перелёт из столицы республики в Хорог (сегодня полёт в административный центр ГБАО – Хорог на скоростных комфортабельных авиалайнерах Ан-24, Як-40, Ан-28 длится один час).

Григорию Тарану, как и другим пионерам освоения воздушных трасс на Крышу мира, нужно было обладать немалым опытом и незаурядным мужеством, чтобы пилотировать самолёт среди седых памирских пиков и посадить его точно на крохотном «пяточке» в Хороге. Перелёт в ту пору проводился на самолёте с маломощным двигателем и небольшим высотным потолком, преодолевая по воздуху горные перевалы в лабиринте тесных ущелий до 5,5 тысяч метров, где мороз достигал 30 градусов. Причём такие перелёты нередко осложнялись крайне неустойчивой погодой в высокогорье. Пилоты в ту пору не имели никакого метеорологического обеспечения в пути, а на самолёте отсутствовала рация для радиосвязи. Без кислородного оборудования и отопления авиаторы- энтузиасты совершали перелёт в столицу ГБАО, где была подготовлена посадочная полоса около километра для приёма самолёта.

Помимо Тарана, самую высотную воздушную трассу в Таджикистане, одну из сложных в мире, осваивали российские пилоты Прохоров, Баранов, Тириков, Асавин, Клишевич, Любченко, Рыбалко и другие. Их тепло встречали тысячи жителей Хорога и окрестных памирских кишлаков, а также пограничного афганского населения, для которых каждый прилёт был большим волнующим и радостным событием. Самолёт значительно сократил время в пути для памирцев до столицы республики. Караваном они добирались месяц, а то и полтора.

В числе тех, кто приветствовал появление первых российских пилотов, был и памирский подросток Бахром Саидмамадов, участвовавший в строительстве взлётно-посадочной полосы в Хороге, который позже, по совету пилотов из России, окончил лётную школу и стал первым пилотом – таджиком в республике.

Уже с августа 1932 года высокогорная трасса Сталинабад – Хорог считается регулярной пассажирской авиалинией, на которой теперь постоянно летал Григорий Таран. Авиация дала новую жизнь высокогорному краю, и как отмечалось в приветствии ЦИК Таджикской Республики, «открыла богатые перспективы для развития Горного Бадахшана...». Российские пилоты-энтузиасты сократили время нахождения в пути от столицы Таджикистана до Хорога почти в 200 раз. И самолёт появился на Крыше мира на несколько лет раньше автомобиля.

Полёты на Крышу мира для Григория Тарана были прекрасной школой владения авиатехникой в самых сложных метеоусловиях. Всё это пригодилось ему в годы Великой Отечественной войны. К её началу он был уже одним из опытнейших пилотов в Таджикистане, освоившим транспортные самолёты нескольких типов.

Уже с первых дней войны Григорий Таран в Красной Армии. В составе транспортной авиации он выполняет ответственные задания по доставке боеприпасов и продовольствия воинским соединениям Северо-Западного фронта, держащим оборону в боях с врагом на подступах к Ленинграду. Экипажу капитана Тарана приходилось совершать в ночь по 2-3 рейса в осаждённый фашистами город на Неве.

Так как нехватка боеприпасов и продовольствия в армейских частях продолжала остро ощущаться, Григорий Таран предложил осуществлять полёты и в светлое время суток, причём даже без сопровождения истребителей.

В одном из таких дневных рейсов самолёт воздушного аса попал под сильный заградительный огонь фашистских зениток. Командир судна и второй пилот Николай Дудник были ранены. Таран приказал Дуднику покинуть своё рабочее место, чтобы сделать себе перевязку. Сам же, невзирая на мучительную боль, продолжал управлять самолётом. Ему удалось благополучно довести воздушное судно до своей части и приземлиться на посадочной площадке.

Обычными для отважного пилота позже стали полёты к партизанам. Они проходили, как правило, в ночное время и требовали немалого лётного мастерства. Всего Тараном было совершено 230 ночных перелётов в партизанские края, порой попадая под огонь зенитных батарей гитлеровцев. Но всякий раз пилота выручали умелое маневрирование самолётом, тот опыт пилотирования, который он приобрёл в полётах среди заснеженных остроконечных вершин Крыши мира.

Помогали также находчивость и смекалка. Во время ночных полётов над фашистскими объектами Григорий Таран, задавая определённый режим работы двигателей своего воздушного судна, имитировал звук немецкого самолёта Юнкерс-88. Гитлеровцы не сразу понимали, что в воздухе был советский самолёт, но время для зенитной атаки уже было упущено...

Применял Григорий Таран и такую хитрость. Во время полёта, выключив в самолёте фары освещения, он создавал иллюзию полёта фашистского истребителя, чем ставил в тупик гитлеровцев на земле.

Он также успешно практиковал бреющие, на низкой высоте, полёты над железнодорожными эшелонами фашистов и их автоколоннами, двигающимися по шоссе, ведя по ним прицельный огонь.

Опытный гражданский пилот Григорий Таран был назначен командиром 3-го авиаполка 10-й гвардейской транспортной авиации ГВФ, случай уникальный для воздушного флота Таджикистана.

К концу сентября 1944 года Григорий Таран имел на своём счету 660 боевых вылетов в тыл фашистов. Единственный пилот из Таджикистана, командующий воинским авиаполком, он успешно пересекал линию фронта 460 раз, неизменно возвращаясь на свою базу.

В ноябре 1944 года Григорию Тарану было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Он стал одним из 12-и авиаторов Таджикистана, удостоенных такого высокого звания. А всего героями Советского Союза, чья жизнь и трудовая деятельность были связаны с республикой, являются 65 человек.

Владимир Фролов,

писатель, публицист, историк

_________________________________

o-sovremennom-mire

Социальные сети

КОНКУРС!

Календарь

2023
Январь
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345

ПОДПИСКА-2023

Наш подписной индекс 68855.
Наши реквизиты:
ИНН – 030002711
Р/с №20202972684401104000
Г. Душанбе, филиал №4 «Амонатбонк» район Сино.
к/с 20402972316264
МФО 350101626

На сайте онлайн

Flag Counter
Яндекс.Метрика