Актуализация первой международной инициативы Таджикистана

Печать

«пояс безопасности вокруг Афганистана»

Если драматические августовские события прошлого года в Афганистане вновь вернули на повестку дня региональной безопасности вопросы укрепления таджикско-афганской границы, то кровавые попытки государственного переворота в Казахстане, среди прочего, актуализируют возрождение первой глобальной инициативы Таджикистана.

Необходимо подчеркнуть, что первая международная инициатива, озвученная нашим Президентом с трибун ООН (осень 1998), была посвящена созданию «пояса безопасности вокруг Афганистана». Однако, к сожалению, она до сих пор осталась, на наш взгляд, незаслуженно вне рамок досконального изучения не только национальных и зарубежных экспертов, но и политиков высокого уровня.

Эта инициатива была озвучена за три года до трагических событий 11 сентября 2001 года. Если бы мировые лидеры в свое время вникли в суть данной инициативы Главы нашего государства и создали бы пояс безопасности вокруг этой многострадальной страны, то начало нового нашего столетия пошло бы иным, более мирным путем развития.

Поэтому обращаем внимание на приобретение актуальности и востребованности данной инициативы в новом прочтении, через 24 года ее первичного заявления, после шокирующих казахстанских (точнее, алматинских) событий нового года.

На наш субъективный взгляд, существует, как минимум, три стратегических аргумента в пользу возрождения этой таджикской инициативы о создании «пояса безопасности вокруг Афганистана»:

- во-первых, после подписания дохинского соглашения между США и террористическим движением «Талибан» (февраль 2020г.) многолетняя деятельность большой коалиции западных государств, занимающейся проблемой достижения мира и согласия в Афганистане, дискредитировалась, как минимум, на глазах представителей международного и религиозного терроризма. Талибан, подписав международное соглашение с самой сильной державой современности в присутствии руководителей внешнеполитических ведомств ряда стран региона, не считали себя обязанными считаться с легитимной властью Афганистана.

Они считали афганскую власть марионетками американцев, что оказалась, в основном, близко к истине. Эта власть при месячном натиске развалилась как «карточный домик». Относительно стремительный захват власти, который совершился даже до вывода американских и союзнических войск, несколько вдохновил не только движение «Талибан», но и аффилированных, и настроенных против них террористических группировок. Теперь любая более или менее мощная террористическая или экстремистская группировка получила образец для подражания - при дополнительном финансировании исламистских фондов можно опрокинуть любое Правительство в любой стране региона. Как показывают алматинские события, они даже способны «оседлать» мирные и легитимные демонстрации и митинги и попытаться использовать их для государственного переворота. Теперь они смотрят на север через прицел своего идеологического оружия. Другими словами, американцы не очистили «авгиевы конюшни» в Афганистане, а их «вонь» стала переходить на правый берег Пянджа-Амударьи, «портя» привычную мирную жизнь народов Центральной Азии;

- во-вторых, образование вокруг Афганистана пояса государств-членов ШОС, после вхождения Индии, Пакистана, а также получившего на душанбинском саммите одобрение на получение статуса членства Ирана, предварительно открывало радужную картину активизации ШОС для решения афганского кризиса.

Однако одиозность формы правления новой (талибской) власти, игнорирующей права женщин, национальных и религиозных меньшинств, стала отталкивающим фактором для всех, даже для тех стран-членов ШОС, которые были очень заинтересованы в экономическом освоении этой еще не тронутой с точки зрения ресурсов страны. Прямо диаметральные позиции Пакистана и Индии и особый подход Ирана к решению афганского кризиса на юге, а также несогласованность Таджикистана и его соседей по этим процессам на севере стали сковывать потенциал и ресурсы ШОС для начала решения афганского кризиса. Мораль действий ШОС в этом вопросе равносильна морали знаменитой басни Крылова «Лебедь, рак да щука»;

- в-третьих, вывод западных (натовских) войск из Афганистана ознаменовал, среди прочего, завершение «Большой игры», начавшейся с противостояния на «Крыше мира» сухопутной и морской держав в середине XIX века, продолженной вторжением СССР в Афганистан (в конце ХХ в.) и натовцев в начале нового столетия. Некоторые элементы этой геополитической игры прослеживаются то на востоке Украины, то вокруг острова Тайвань, а где она окончательно укоренится, покажет ближайшее будущее. Однако вместо закономерностей «Большой игры», ставшей понятной и анализируемой среди местных аналитиков, в наш регион пришла «гибридная война», многослойность и фрагментарность вовлеченных в нее игроков и их целеполагание и мотивации могут быть трудноуловимыми.

Жесткие рамки гибридной войны осложняет повседневную жизнь населения стран региона, когда его справедливые требования улучшения условий жизни и труда могут по- разному трактоваться как со стороны коррумпированных представителей власти, так и нелегитимных террористических группировок. Пренебрежение к справедливым обращениям различных слоев общества по поводу улучшения их условий жизни и труда со стороны властных структур может повысить их недовольство, толкая их к мирным митингам и демонстрациям. А в свою очередь мирные митинги и шествия могут быть использованы со стороны «спящих ячеек» террористических и экстремистских организаций. Представители гражданского общества за свою социальную активность могут быть обвинены со стороны коррумпированных представителей власти в «пособничестве» сторонникам нелегитимных структур.

В этой новой щепетильной и очень турбулентной обстановке, которая, выходя за рамки одной страны, может охватить две и три страны региона и всего постсоветского пространства, возрождение международной инициативы Таджикистана о создания «пояса безопасности вокруг Афганистана» приобретает особую актуальность. Страны ОДКБ, в первую очередь Таджикистан, должны четко разделить границы, где проходит справедливое требование населения дальнейшего улучшения его жизни, а где заинтересованные стороны хотят, как в первые годы независимости, «расшатывать» гармонию между народом и его властью. Поэтому необходимо создать непреступную крепость вокруг таджикско-афганской границы, оставляя контрольно- пропускные пункты для торговых операций.

Установление стратегического партнерства между Узбекистаном и Таджикистаном и другими странами - членами ОДКБ, среди прочего, актуализирует вопрос координации действий между пограничными службами по превращению бассейна реки Пяндж-Амударья в зону, свободную от различных террористических и экстремистских группировок. Другими словами, силовые структуры Узбекистана, не будучи членом ОДКБ, уже выступают надежным союзником в Центрально-Азиатском крыле данной военно-политической организации.

Общеизвестно, что Таджикистан на таджикско-афганской границе обеспечивает не только свои национальные интересы, но и национальные интересы Центрально-Азиатских государств, стран-членов ОДКБ и даже Китая, стран Европы. Поэтому мы имеем моральное право требовать у всех заинтересованных сторон не только дальнейшего укрепления таджикско-афганской границы, превращая ее периметр в настоящий «пояс безопасности», но и укрепления гражданского общества, искреннее ратующего за неотъемлемые права и свободы граждан суверенного Таджикистана. Новые закономерности гибридной войны актуализируют не только вопросы создания «пояса безопасности» на южных рубежах ОДКБ, но и создания гармонии между сознательным гражданским обществом и общенародной и некоррумпированной властью.

В противном случае мы можем потерять нашу государственность, возрожденную после тысячелетнего перерыва, за которую заплатили дорогую цену в первые годы приобретения суверенитета, в жерновах жестких геополитических противостояний сверхдержав современности. Политическая история полна жалких примеров исчезновения несплоченных и коррумпированных государственных образований.

Даже Великая стена не смогла защитить китайцев в годы разобщенности и разлада от внешних угроз, а неполноводная река тем более на это неспособна. Поэтому укрепление внешних периметров границы должно идти параллельно с внутренним сплочением древнего, оптимистично смотрящего в будущее таджикского народа.

Абдугани Мамадазимов, политолог

_________________________________

o-sovremennom-mire

Социальные сети

КОНКУРС!

Календарь

2022
Июнь
ПнВтСрЧтПтСбВс
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930123

ПОДПИСКА-2022

Наш подписной индекс 68855.
Наши реквизиты:
ИНН – 030002711
Р/с №20202972684401104000
Г. Душанбе, филиал №4 «Амонатбонк» район Сино.
к/с 20402972316264
МФО 350101626

На сайте онлайн

Flag Counter
Яндекс.Метрика