Я принесу вам мир!

Печать

Эти долгожданные слова впервые прозвучали 11 декабря 1992 года из уст новоизбранного Главы государства, Председателя Верховного Совета Республики Таджикистан уважаемого Эмомали Рахмона в его первом Обращении к народу Таджикистана. В них в полной мере отразились надежды и чаяния каждого гражданина обретшей независимость республики, которая в те тревожные дни была объята беспощадным пламенем гражданского конфликта.

Состоявшаяся накануне, 16 ноября – 2 декабря 1992 года, XVI-я сессия национального Парламента, проходившая во дворце Арбоб колхоза имени С. Урунходжаева Худжандского района, вручила Эмомали Рахмону мандат на управление государством. Для Таджикистана этот исторический выбор народных избранников оказался судьбоносным.

Решение Парламента было позитивно воспринято не только в странах-соседях Таджикистана, России и Содружестве Независимых Государств, что само по себе имело исключительно важное значение, но и в мировом сообществе в целом. ООН и Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) увидели в этом историческом решении шанс на скорое политическое урегулирование кровопролитного межтаджикского конфликта. Примечательно, что даже министры иностранных дел стран-членов Совета североатлантического сотрудничества (НАТО) 18 декабря 1992 года приняли специальное заявление, в котором, в частности, отметили: «Мы приветствуем избрание нового Председателя национального собрания и Главы государства. Восстановление мира позволит Таджикистану сосредоточиться на задачах демократического развития в интересах своего народа».

Однако вернуть разрываемый на части, охваченный бушующими политическими страстями и пылающий от вооружённого противостояния Таджикистан в мирное русло было архисложной, почти неразрешимой задачей. До установления долгосрочного мира, стабильности и национального согласия в стране предстояло пройти длинный и неизведанный путь, сравнимый с узкой горной тропой, вьющейся вокруг отвесной гранитной скалы.

Тяжелое наследство

Независимые эксперты того времени склонялись к мнению, что развязыванию конфликта на таджикской земле способствовали стремительные перемены, вызванные распадом СССР. Именно они усилили действие тех экономических, социальных, демографических, религиозных и идеологических факторов, сочетание которых породило этот конфликт. При этом, за общими оценками наблюдателей трудно было представить себе масштабы беды, которая обрушилась на таджикский народ. «Жестокая гражданская война в Таджикистане сотрясает всю Центральную Азию», – писала в те холодные зимние дни «Вашингтон пост». «Бывшая советская земля в сердце Центральной Азии кровоточит от войны», – вторила ей «Нью-Йорк Таймс». «Курган-Тюбе – город мертвых», – с тревогой сообщали «Известия». «В результате конфликта в Таджикистане тысячи людей погибли, а свыше 400 000 человек оказались беженцами и перемещенными лицами», – с озабоченностью констатировали в ООН.

Общенациональная трагедия была подобна внезапно проснувшемуся вулкану, потоки огненной лавы которого повсюду несли смерть и разрушения, а поднявшийся высоко в небо черный пепел, обрушил беды и страдания на ни в чем неповинных людей, живущих далеко от эпицентра событий. Система жизнеобеспечения населения Таджикистана оказалась подорвана, экономические структуры были в значительной мере парализованы. Конституционные органы на большей части территории страны перестали функционировать, что привело к правовому беспределу. Общество впервые столкнулось со звериным оскалом терроризма и проявлениями сепаратизма, разгонявшими центробежные силы. Люди забыли о сне и отдыхе, жили в атмосфере постоянного страха за свою жизнь, будущее детей. Учебные заведения столицы, детские сады и гостиницы были закрыты или заняты тысячами беженцев. Из-за экономической блокады жители южных регионов страны получали по 50 граммов хлеба в сутки на человека. За первый год противостояния экономике Республики был нанесен ущерб, равный ее доходам за 15 лет. Государственная казна была почти пуста. Разразился гуманитарный кризис, на общество неумолимо надвигался голод.

В дополнение к этому мощную «волну» негативного воздействия на разразившийся в Таджикистане «идеальный шторм» нагоняла прогрессирующая нестабильность в Афганистане, граница с которым протяженностью в 1 387 км оказалась практически незащищенной и открытой для контрабанды оружия, в огромном избытке бесконтрольно находившегося на территории этой страны. Там же, наряду с таджикскими беженцами, численность которых по оценкам достигала 100 тысяч человек, находились и некоторые представители мусульманского духовенства, игравшие лидирующую роль в вооруженном противодействии законному Правительству Таджикистана. Партия исламского возрождения Таджикистана, возглавившая антиконституционный переворот и развязавшая братоубийственный вооруженный конфликт, при поддержке внешних сил пыталась террором и насилием закрепить за собой положение ведущей политической силы в стране.

К концу 1992 года положение в Республике Таджикистан ухудшилось самым драматическим образом. Политическое и военное противоборство поставило страну на грань развала. «Продолжение гражданской войны вполне может привести к дезинтеграции Таджикистана как независимого государства», – констатировала в своем докладе Миссия доброй воли ООН в середине ноября 1992 года.

Газета «Нью-Йорк Таймс» описывала сложившееся на начало 1993 года в стране положение так: «Таджикистан внезапно предстал перед своими северными соседями воротами в угрожающий хаос Ближнего Востока. Лидеры новых независимых республик Центральной Азии увидели, как открылись двери для оружия, моджахедов и мулл Афганистана и Ирана, в то время как Россия увидела, как ее границы рушатся, а ее города захлестнула волна русских беженцев». Газета цитировала призыв Министра иностранных дел республики: «Мир должен помочь сделать все, чтобы погасить пламя войны в Таджикистане».

Однако остановить межтаджикский конфликт, заложить основу политической стабильности, вернуть жизнь страны в конституционное русло и вывести ее на широкую дорогу мира и устойчивого развития могла лишь неординарная личность, способная завоевать доверие граждан, и в драматический период истории, взяв всю ответственность за страну на себя, повести общество за собой. Эмомали Рахмон стал воплощением такой Личности.

Как бы сильно ни дул ветер, гора перед ним не склонится

По оценке ООН, в настоящее время около 2 миллиардов человек живет в странах, затронутых более чем 70 конфликтами и кризисами; по этой причине по крайней мере 84 миллиона человек оказались беженцами либо перемещенными лицами. Причем, из 27 продолжающихся в мире конфликтов, по данным авторитетного международного мониторинга, нет ни одного конфликта, описанного как «улучшающийся». Причина одна: большинство из них происходит в рамках длительных, сложных и неспокойных переходных политических процессов. Кроме того, как показывает практика, любой локальный кризис имеет не только региональное, но и глобальное измерение. Пример тому – затянувшийся почти на полвека конфликт в Афганистане.

В современной истории, увы, много примеров неумелого управления, приводившего процветающие государства к упадку; немало историй о том, как стабильное общество в считанные часы охватывал смертоносный пожар внутреннего конфликта. Обратные примеры единичны. Редко случалось, чтобы разоренную гражданской войной страну возглавил малоизвестный политик, и при этом ему бы удалось вывести ее из огнедышащего кратера гражданской войны, предложить формулу мира и национального согласия обществу, завоевать симпатии и уважение в мировом сообществе.

Возвращение мира на таджикскую землю стало смыслом жизни для нового Главы Республики Таджикистан. «Я клянусь приложить все свои силы, чтобы в каждом доме был мир, в каждой семье – благополучие и счастье, на любимой земле – радость и процветание. Во имя этих великих целей я готов, если необходимо, отдать свою жизнь», – заявил 11 декабря 1992 года в своем первом обращении к народу Таджикистана Эмомали Рахмон, Глава государства, Председатель Верховного Совета Республики Таджикистан. И свое обещание он сдержал, став Основателем мира и национального единства, признанным Лидером нации.

Зарубежные средства массовой информации внимательно и пристрастно следили за каждым шагом и решением новой таджикской власти, часто намеренно сгущая краски, искажая мирные, созидательные намерения законно избранного политического руководства и Правительства Таджикистана, пытаясь сформировать его негативный образ в международном сообществе. Масла в огонь щедро подливала и оппозиционная таджикская пресса, пытавшаяся из-за рубежа всячески очернить молодого таджикского Лидера и искусственно создать ему отрицательную репутацию в средствах массовой информации.

Но никто и ничто не могло повлиять на выбор Главы государства и остановить его неуклонное движение к миру. «Как бы сильно ни дул ветер, гора перед ним не склонится», – гласит восточная мудрость. Каким бы неблагоприятным ни был фон, какие бы внутренние вызовы и внешние угрозы ни возникали, Эмомали Рахмон, как истинный патриот страны и Глава государства, не свернул с избранного пути, конечной целью которого были долгосрочный МИР, стабильность и процветание Таджикистана.

С близким соседом не ссорься, далеким другом не пренебрегай

Таджикистан находится в весьма сложном и в то же время стратегически важном регионе мира, где исторически пересекаются интересы великих держав в духе «большой игры» конца ХIХ – начала ХХ веков. Кровоточащая сорок с лишним лет рана соседнего Афганистана служит отрезвляющим напоминанием о том, к каким нескончаемым бедам может привести неурегулированный конфликт. Страна превратилась в логово международного терроризма и крупнейшую в мире наркофабрику. Только за последние 20 лет ХХI века объем производства опиатов в Афганистане возрос в 40 раз (!).

Перспектива подобного развития событий никак не устраивала не только Таджикистан, но и страны-соседи. В случае дальнейшего распространения межтаджикского конфликта свыше 60 миллионов жителей стран Центральной Азии могли оказаться вовлеченными в братоубийственную войну. Кошмар гражданской войны и разрастание конфликта нужно было остановить в интересах не только таджикского народа, но и всего региона. Осуществить эту задачу без помощи и поддержки друзей и партнеров в регионе и мире было невозможно.

В силу этого, наряду с поиском устойчивой «формулы мира и национального согласия» внутри таджикского общества, исключительно важным было найти надежную опору в соседних странах и среди государств дальнего зарубежья, а также в региональных и международных организациях. Для осуществления этой задачи требовалась профессиональная, разветвленная и высокоэффективная дипломатическая служба. Однако у молодого независимого государства, кроме малочисленных дипломатических миссий в России и при штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, зарубежные представительства отсутствовали. МИД Таджикистана также не отличался многочисленностью: в ноябре 1992 года число дипломатов в ведомстве не доходило до десяти. Другими словами, в условиях сложного внутреннего конфликта новоизбранному Главе государства необходимо было «на изнурительном марше» самолично закладывать надежный фундамент в основы внешней стратегии с тем, чтобы она стала проводником коренных интересов нового Таджикистана.

На этом извилистом, полном непредсказуемости пути, Лидеру нации приходилось, как гласит восточная мудрость, «переходить бурные горные реки, нащупывая пальцами ног каждый невидимый глазу острый камень». Именно такой, осторожный и глубоко продуманный, дальновидный подход Главы государства позволил в первый же год после XVI сессии Верховного Совета Республики Таджикистан определить ключевые внешнеполитические приоритеты страны, а затем и успешно проводить гибкую, прагматичную и взвешенную внешнюю политику, отвечающую национальным интересам Республики Таджикистан и оперативно реагирующую на тенденции развития международных, региональных и межгосударственных отношений.

Благодаря мудрому прагматизму Президента Республики Таджикистан уважаемого Эмомали Рахмона, внешняя политика государства шаг за шагом превращалась в особо сильную сторону страны и в наши дни вызывает глубокое уважение не только в регионе Евразии, но и во всем мире. Особенно ярко это проявляется в рамках ООН и на площадках других международных организаций – СНГ, ОДКБ и ШОС, где находят поддержку глобальные и региональные инициативы Главы государства. Начало этому было положено 30 лет тому назад. Юбилей исторической 16-й сессии Верховного Совета страны – хороший повод для того, чтобы вспомнить о том, какую титаническую работу в течение 1993 года провёл Глава государства, уважаемый Эмомали Рахмон для выработки основ внешней политики Таджикистана.

Вместе с ООН дорогой мира и развития

Совет безопасности ООН, на который, в соответствии с Уставом ООН, возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности на планете, с первых дней конфликта держал «руку на пульсе» таджикских событий. Параллельно с подготовкой к XVI сессии Верховного Совета Республики Таджикистан в стране интенсивно работала Миссия «добрых услуг» ООН, которая докладывала СБ ООН и Генеральному секретарю ООН о положении в стране. Знакомство с перепиской Эмомали Рахмона и Бутроса Бутроса-Гали показывает не только активную вовлеченность Генсека ООН в урегулирование межтаджикского конфликта, но и сложившийся особо доверительный характер отношений между ними.

Закономерно, что в первые же дни после вступления в должность Глава государства 20 декабря 1992 года обратился с личным письмом в адрес Генерального секретаря ООН. В нем, в частности, выражалась просьба «направить в Таджикистан Миссию наблюдателей ООН для поддержания контактов с Правительством, миротворческими силами СНГ, а также для координации вопросов, связанных с оказанием гуманитарной помощи организациями системы ООН». Уже на следующий день, 21 декабря 1992 года, Совет безопасности ООН в ответ на обращение Генерального секретаря ООН поддержал его намерение направить в Таджикистан небольшую сводную группу, состоящую из политических, военных и гуманитарных наблюдателей. Ровно через месяц, 21 января 1993 года, Миссия наблюдателей ООН в Таджикистане (UNMOT), приступила к своей работе в Душанбе. 1 февраля 1993 года флаг ООН уже развевался над зданием, которое было любезно предоставлено Миссии ООН таджикским Правительством. В системе агентств и программ ООН в Таджикистане, число которых по мере стабилизации в стране увеличивалось, Миссия наблюдателей ООН играла центральную координирующую роль при сохранении ими автономности собственных действий. Эмомали Рахмон, начиная с первого посещения Миссии ООН (2 марта 1992 года) уделял ее деятельности самое пристальное внимание.

Деятельность Миссии значительно упрочила положение Таджикистана в мировом сообществе. Миссия ООН выступала, кроме всего прочего, достоверным источником информации о событиях в Таджикистане и на таджикско-афганской границе. При содействии Миссии удалось упорядочить и умножить поступление в республику многоплановой гуманитарной помощи, налаживалось и расширялось сотрудничество со всеми специализированными учреждениями ООН. Наконец, присутствие Миссии ООН, в определенной степени, стало фактором оздоровления обстановки, наращивания стабильности в стране. Главное, приглашение Миссии ООН в Таджикистан по инициативе Главы государства имело исключительно важное значение для прямой, в том числе «горячей линии связи» политического руководства страны с Генеральным секретарем ООН.

Интенсивная переписка между Эмомали Рахмоном и Бутросом Бутросом-Гали в 1993–1994 годах наглядно показывает поэтапное заинтересованное формирование многопланового долгосрочного сотрудничества между Таджикистаном и ООН. Изначально хрупкие, как молодой саженец, отношения с системой ООН постепенно превратились в устойчивое и многоплановое явление, которое в наши дни напоминает могучее дерево с широкой густой кроной. Однако в то тревожное время 1993 года самой неотложной национальной задачей было осуществление перехода страны в мирное русло развития, излечение кровоточащих ран, вызванных гражданской войной. «Ваше поощрение наших усилий, направленных на необратимую стабилизацию положения в Таджикистане еще раз убедило меня, что мы стоим на правильно избранном пути, который приведет таджикский народ к национальному примирению и согласию, созданию фундамента будущего экономического, политического и социального процветания всего таджикского общества», – отмечал Глава таджикского государства в своем письме от 13 апреля 1993 года на имя Генерального секретаря ООН. Твердая вера в возвращение мира и стабильности на таджикскую землю неизменно присутствует в каждом письме Лидера нации. Но не только.

Эмомали Рахмон настойчиво обращает внимание Бутроса Бутроса-Гали на тревожное положение в Афганистане и на таджикско-афганской границе. С глубокой озабоченностью пишет о тяжелом гуманитарном положении в соседней стране и просит Генерального секретаря ООН призвать международное сообщество оказать экстренную помощь афганскому народу, а также способствовать возвращению таджикских беженцев, в силу сложившихся обстоятельств, оказавшихся на афганской территории. Но ключевой, самой животрепещущей темой в контактах с Генсеком ООН неизменно остается урегулирование межтаджикского конфликта.

Накануне первой личной встречи с Бутросом Бутросом-Гали в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, выступая 30 сентября 1993 года с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, Эмомали Рахмон сделал важное заявление, которое легло в основу его политики мира: «Как и в любой гражданской войне, в таджикской не было и не могло быть победителей... Мы готовы к диалогу со всеми общественными силами во имя достижения национального примирения, гражданского согласия и стабильности в Таджикистане. Мы хотим конструктивно сотрудничать с силами любой политической ориентации, действующими в рамках существующих законов и уважающими общепринятые принципы демократии». Это заявление было первым публичным приглашением к урегулированию внутритаджикского конфликта мирными средствами, путем политического диалога.

5 марта 1994 года Глава государства, Председатель Верховного Совета Республики Таджикистан Эмомали Рахмон подкрепил свое заявление письмом в адрес Генерального секретаря ООН Бутроса Бутроса-Гали, в котором, в частности, отмечал: «Руководство страны призывает тех, кому дорого будущее Таджикистана, и кто заинтересован в установлении мира и согласия в стране, отказаться от вооруженной борьбы и принять участие в намечаемых в Москве переговорах по мирному урегулированию конфликта без предварительных условий... Мы возлагаем на них большие надежды». При самом активном содействии России в Москве с 5 по 19 апреля 1993 года состоялся первый раунд этих переговоров. Основная политическая цель, а именно начало диалога между Правительством Таджикистана и оппозицией, была достигнута. Первый раунд межтаджикских переговоров в Москве оказался обнадеживающим и указал путь к укреплению доверия между таджикскими сторонами. Именно в Москве появилась надежда на то, что за первыми шагами навстречу друг к другу последуют следующие, а политический диалог станет необратимым процессом.

Политический диалог, как безальтернативный путь к развязыванию тугого межтаджикского узла и достижению национального примирения, стал одним из главных приоритетов курса Главы государства. Без проявления доброй воли со стороны политического руководства страны начало и развитие переговорного процесса были просто немыслимыми. ООН играла важную посредническую роль в этом важном процессе. Но не только.

Твердая вера в мирное будущее Таджикистана диктовала необходимость предпринимать решительные шаги по активному участию страны в международных структурах. По инициативе Эмомали Рахмона в ходе XVI сессии Верховного Совета Республики Таджикистан депутаты приняли Закон о вступлении РТ в члены Международного Валютного Фонда (МВФ), Международного банка реконструкции и развития, Международной Ассоциации Развития, Международной Финансовой Корпорации и Многостороннего Агентства по гарантиям вкладов (группа Всемирного банка). Кроме того, сессия ратифицировала Ташкентский (1992) Договор о коллективной безопасности государств-участников СНГ. По приглашению Главы государства в Душанбе, помимо Миссии наблюдателей ООН, открылись офисы Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Всемирной продовольственной программы (ВПП ООН), ЮНИСЕФ и др. Система ООН при поддержке Главы государства активно включилась в коллективную работу по стабилизации ситуации в стране. Это был, без преувеличения, первый опыт активного и практического вовлечения ООН в дела региона Центральной Азии.

В начале 1993 года международные организации были чрезвычайно мало представлены в Таджикистане, но взаимодействие между ними и сотрудничество с Правительством страны были достойными подражания. Об этом писали сами руководители «ооновских» офисов. «УВКБ ООН помнило о значении Таджикистана, как новой страны, нуждающейся в мире и процветании; страны, вступающей на международную арену», – делился своими впечатлениями Пьер Франсуа Пирло, руководитель представительства УВКБ ООН в Таджикистане. «Прогресс, которого добилась страна [...за два года...], действительно является похвальным. Таджикистан, как страна, подписавшая Конвенцию по беженцам и имеющая новый государственный закон о беженцах, добился успеха в международном законе о беженцах больше, чем любая другая страна Центральной Азии», – писал он в декабре 1994 года.

26 июня 1993 года Верховный Совет Республики Таджикистан на своей XVII-й сессии первым среди государств Центральной Азии ратифицировал Конвенцию по правам ребенка. 30 сентября 1993 года во время пребывания на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эмомали Рахмон встретился с Генеральным директором ЮНИСЕФ Дж. Грантом и поставил свою подпись под Всемирной Декларацией об обеспечении выживания, защиты и развития детей и Планом действий по осуществлению этой Декларации на 90-е годы. Программа ЮНИСЕФ в Таджикистане началась, как миссия по доставке экстренной гуманитарной помощи, но затем была значительно расширена и продолжена в интересах обеспечения защиты наиболее уязвимых социальных групп, прежде всего детей.

Эмомали Рахмон, как Глава государства, неизменно отдавал должное и высоко оценивал миротворческие и гуманитарные усилия ООН в Таджикистане. Работая в условиях жесткого цейтнота, тяжелейшего бремени политических и социально-экономических проблем, Лидеру страны к концу 1994 года удалось закрепить тенденцию к стабилизации обстановки в стране. При посредничестве ООН, всесторонней поддержке со стороны России, Узбекистана, Казахстана, Киргизии, Туркмении, Ирана, Пакистана и Афганистана за короткий по меркам истории период был достигнут серьезный прогресс в межтаджикском диалоге, начатом весной 1994 года в Москве. При самом активном участии Спецпосланника Генсека ООН г-на Рамиро Перес-Бальона в Тегеране во второй декаде сентября 1994 года было подписано Соглашение о прекращении огня и других враждебных действий. Также было принято совместное коммюнике по итогам межтаджикских консультаций по национальному примирению. Это был исключительно важный шаг на пути достижения национального согласия, мира и стабильности в Таджикистане.

Генеральный секретарь ООН всегда держал «руку на пульсе» продвижения межтаджикского диалога, а на встречах с Главой таджикского государства подробно интересовался нуждами Таджикистана и ходом переговоров. «С большой теплотой вспоминаю нашу недавнюю встречу в Нью-Йорке во время моего участия в работе 49-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН», – писал Бутросу Бутросу-Гали Лидер нации Эмомали Рахмон 12 октября 1994 года. «Главное мое впечатление – Ваша личная поддержка, поддержка Организации Объединенных Наций генерального политического курса руководства Таджикистана, нацеленного на достижение национального согласия, мира и процветания на таджикской земле, построение истинно демократического, правового государства. Ощущение этой поддержки укрепляет нашу веру и уверенность в правильности выбранного нами курса, вдохновляет нас на пути достижения поставленных целей», – подчеркнул Лидер нации. В заключение письма он отметил: «Уверен, что благодарный таджикский народ не забудет, как в тяжелый, критический для него час ему была протянута рука помощи. В нашей стране обязательно наступит день мира, с которым придет благосостояние, и мы, в свою очередь, сможем протянуть руку дружбы и помощи нуждающимся».

Урегулирование межтаджикского конфликта стало уникальным примером успешного разрешения внутреннего конфликта. Переговоры сторон длились свыше трех лет. Было бы нереально ожидать, что проблемы, которые привели к конфликту в Таджикистане, будут решены в течение нескольких недель или месяцев. Встречи делегаций проходили в Москве и Тегеране, Исламабаде, Ашхабаде и Алматы. В самые критические моменты проходили личные встречи лидеров противоборствующих сторон, которые способствовали «развязыванию тугих узлов» межтаджикского диалога. Стороны отдавали себе отчет в том, что при всей важности поддержки со стороны «Группы друзей Таджикистана», ООН и международного сообщества в целом, основная ответственность за решение таджикских проблем лежит исключительно на самих таджикских сторонах. Наконец, 27 июня 1997 года «переговорный марафон» завершился в Москве подписанием Общего Соглашения, которое позволило установить мир и национальное согласие в Таджикистане. Трагическая глава в современной истории таджикского народа была закрыта.

Важную роль в этом сыграла ООН, которая оказывала сторонам свои добрые услуги. Наряду с этим, системой ООН была разработана и осуществлена комплексная стратегия оказания гуманитарной помощи и постконфликтного восстановления экономики Таджикистана. Кроме того, для достижения общей цели, Миссия наблюдателей ООН в Таджикистане действовала в самом тесном контакте с Правительством страны и активно сотрудничала с миротворческими силами СНГ. Без такого взаимодействия были бы крайне затруднены реализация военного блока межтаджикских договоренностей, а также окончательное решение проблемы беженцев. Вся эта сложная комплексная работа шла под непосредственным руководством Главы государства, Эмомали Рахмона, который с первых дней уделял приоритетное внимание сотрудничеству с ООН.

Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон – первый в истории независимого Таджикистана Глава государства, выступивший с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, – главной трибуны планеты. В стенографических отчетах 48-й сессии ГА ООН это важное для истории страны событие было зафиксировано 30 сентября 1993 года. Глава государства не только изложил своё видение положения в мире, регионе и Таджикистане, но и донёс до международного сообщества твёрдую позицию таджикского Правительства относительно мирного урегулирования конфликта и перспектив развития страны. Кроме того, принимая во внимание то обстоятельство, что на Генеральную Ассамблею ООН, как правило, съезжается большинство глав государств и правительств мира, Эмомали Рахмон провёл серию двусторонних переговоров с рядом из них. Встречи с Генеральным секретарем ООН и ключевыми его заместителями заложили надежную основу для многопланового сотрудничества с системой ООН на долгие-долгие годы вперёд.

С тех памятных сентябрьских дней 1993 года таджикская дипломатия через участие в многогранной деятельности ООН отстаивает и продвигает коренные интересы таджикского государства, активно взаимодействует на площадках ООН с дружественными странами при обсуждении и принятии решений по самым злободневным вопросам мира, безопасности и развития. При этом проводится гибкая линия на поиск разумного баланса интересов, адекватно отражающих надежды и чаяния таджикского народа и политическую волю Лидера нации, Основателя мира и национального единства – Президента Республики Таджикистан уважаемого Эмомали Рахмона.

Сердце Азии должно биться ровно

Добрососедство — это национальное богатство, гласит восточная мудрость. Определяя на XVI сессии Верховного Совета республики ключевые опоры внешней стратегии, Лидер нации в качестве высших приоритетов назвал строительство добрососедских, равноправных, взаимоуважительных и взаимовыгодных связей с соседними государствами. Для достижения этих целей предстояло в короткие сроки осуществить дипломатию «встречных шагов». Первая встреча глав государств Центральной Азии, состоявшаяся 4 января 1993 года в Ташкенте, предоставила уникальную возможность не только лично познакомиться с лидерами стран региона, изложить им своё видение положения в Таджикистане и перспектив возвращения ситуации в мирное русло, но и заручиться их поддержкой в решении насущных задач страны. Эти задачи были успешно выполнены.

Обращение Эмомали Рахмона к лидерам соседних стран, сложившаяся тяжелая экономическая и гуманитарная ситуация в Таджикистане никого не оставили равнодушным. В Совместном коммюнике по итогам Ташкентской встречи главы государств Центральной Азии подтвердили свою готовность в оказании всемерного содействия братскому таджикскому народу, поддержали предпринимаемые руководством Республики Таджикистан меры по ее скорейшему выходу из критической политической и экономической ситуации. Не менее важной была также достигнутая договоренность об оказании моральной поддержки конституционной власти Таджикистана и гуманитарной помощи таджикскому народу.

Консолидированная позиция стран Центральной Азии по Таджикистану сыграла важную роль при принятии решений глав государств-участников СНГ, собравшихся 22 января 1993 года в Минске. Лидеры 12 стран приняли Заявление в связи с общественно-политической обстановкой в Республике Таджикистан; было поддержано Обращение Верховного Совета Таджикистана с просьбой о введении в республику коллективных миротворческих сил, в связи с чем были приняты Решение о мерах по стабилизации обстановки на участках государственной границы РТ с Афганистаном и Решение о дополнительных мерах по стабилизации обстановки в Республике Таджикистан.

Положение в Таджикистане и на таджикско-афганской границе впервые рассматривалось на Минском саммите СНГ. Принятые по инициативе Главы таджикского государства решения стали поистине историческими. Осуществление этих решений внесло свой важный вклад в стабилизацию ситуации в Таджикистане, а позднее и в достижение соглашения о национальном примирении. Несмотря на то, что после распада СССР каждая республика была занята строительством собственных национальных государств, все глубоко осознавали, что вместе тушить пожар в доме соседа означает оказать помощь и поддержку не только ему, но и самим себе.

В рамках пребывания в Ташкенте 4 января 1993 года был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан. Уже через несколько дней в Таджикистан прибыл внушительный гуманитарный груз, включающий в себя в том числе, жизненно необходимые горюче-смазочные материалы. Тем самым Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов, Правительство братской страны подтвердили свою полную поддержку новому Лидеру Таджикистана и его усилиям по нормализации ситуации в стране. Это послужило своеобразным «зеленым сигналом» для всех стран региона. По приглашению глав государств Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Туркменистана Эмомали Рахмон в январе 1993 года совершил официальные визиты в эти страны, установил прямые контакты с их лидерами и получил от них полную поддержку. Встречи в столицах соседних республик, как правило, проходили в тёплой и дружественной атмосфере. Однако визит в Казахстан, который состоялся 12-13 января 1993 года, имел свою неповторимую особенность, о которой стоит упомянуть отдельно.

Встреча и переговоры глав Таджикистана и Казахстана, а также подписание официальных документов проходили не в правительственном здании, а в доме Президента. Причиной отхода от государственного протокола и «нетрадиционной обстановки» для официальной встречи стала болезнь Н. А. Назарбаева. Несмотря на высокую температуру и категорический запрет врачей на встречи, Президент Казахстана тепло и радушно принял Главу Таджикистана Эмомали Рахмона и подтвердил приверженность Казахстана Ташкентским договоренностям об усилении моральной поддержки конституционным властям Таджикистана и оказании разносторонней гуманитарной помощи. «Мы все верим, что в таджикском обществе возобладают мудрость и здравый смысл, что оно теснее сплотится вокруг законно избранного руководства своей страны, быстрее встанет на путь консолидации конструктивных сил и созидательной работы», - заявил он. Нурсултан Назарбаев и Эмомали Рахмон скрепили своими подписями Договор об основах отношений между Республикой Казахстан и Республикой Таджикистан. В Таджикистан был также срочно направлен гуманитарный эшелон с мукой, сахаром и рисом. Кроме того, в Казахстане был сформирован отдельный сводный батальон, в состав которого входили роты из пограничных, внутренних и сухопутных войск общей численностью до 700 человек, который обеспечивал охрану одного из участков таджикско-афганской границы. Выполняя свой воинский долг, некоторые из казахстанских военнослужащих, к сожалению, погибли; многие офицеры и солдаты за проявленный героизм были награждены орденами и медалями.

В ходе Ташкентской встречи, а затем в рамках визитов в Алма-Ату (ныне Алматы), Бишкек и Ашхабад лидеры стран Центральной Азии выражали свою глубокую обеспокоенность по поводу опасности дальнейшей эскалации межтаджикского конфликта и его расползания по всему региону. Для стран региона было важным получить от нового таджикского Лидера надежные гарантии обеспечения их безопасности. Глава Таджикистана Эмомали Рахмон твёрдо заверил своих коллег в том, что новое таджикское Правительство предпримет все необходимые меры для недопущения интернационализации внутреннего конфликта. И слово своё сдержал. Межтаджикский конфликт не пересёк границы соседних республик Центральной Азии, не сбил с ритма развития сердце Азии. Кроме того, несмотря на большие проблемы с формированием государственного бюджета, в течение 1993 года были открыты посольства Таджикистана в Ашхабаде, Алма-Ате, Ташкенте и Москве.

В ходе двусторонних встреч обозначились и ключевые элементы политики Таджикистана в отношении соседей по региону. Внешняя стратегия учитывала наличие единого геополитического пространства, многовековой общей истории и накопленных общих ценностей, а также исторического опыта совместного пребывания в единой стране. Учёт этих обстоятельств определил политику добрососедства в качестве доминанты в отношениях Таджикистана с новыми независимыми странами Центральной Азии.

В наши дни по инициативе Президента Узбекистана Ш. Мирзиёева «дух Ташкента 1993 года» возрождается. С 2018 года на регулярной основе проводятся регулярные Консультативные встречи глав государств Центральной Азии, которая стала ядром Шанхайской организации сотрудничества, играющей важную роль в укреплении стабильности и социально-экономического развития региона. Республика Таджикистан вносит свой ощутимый практический вклад в обеспечение регионального мира и устойчивого социально-экономического развития Центральной Азии.

Дипломатия продуманных шагов

Лидер нации Эмомали Рахмон не мог представить себе мир в Таджикистане без достойного возвращения на родину всех беженцев – стариков, женщин и детей, юношей и девушек, которые не по своей воле оказались на территории сопредельного Афганистана. По оценкам ООН, их число колебалось от 60 до 100 тысяч человек. Серьезную озабоченность вызывала ситуация на таджикско-афганской границе протяженностью 1 387 км. Группы вооружённой оппозиции ежедневно совершали вылазки с афганской территории и осуществляли дерзкие нападения на пограничников. МИД Таджикистана регулярно выступал с жесткими заявлениями в адрес афганских властей, которые, к сожалению, не имели своего должного воздействия: Кабул не контролировал пограничные территории. Дополнительную опасность представляло наличие в Афганистане большого количества оружия, сосредоточенного в руках контрабандистов. Все это могло способствовать обострению конфликта в Таджикистане. Сохранялась также угроза распространения нестабильности на соседние страны.

Было понятно, что без скорейшей репатриации всех таджикских беженцев из северного Афганистана мира и спокойствия в Таджикистане добиться не удастся. В качестве первого шага Глава Таджикистана Эмомали Рахмон предложил создать миссию Управления Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ) в районе афганского Кундуза, что могло бы способствовать добровольной репатриации таджикских беженцев. ООН поддержало эту инициативу. Однако для решения других накопившихся проблем были остро необходимы прямые переговоры с властями Афганистана.

В июле 1993 года произошли тревожные события, которые могли иметь далеко идущие последствия для мира и стабильности во всем регионе Центральной Азии. Самым серьезным из них стало крупномасштабное нападение, предпринятое 13 июля 1993 года боевиками, которые под покровом ночи перешли границу из Афганистана в Таджикистан и вероломно напали на пограничную заставу в Шуроабадском районе. Российские пограничники мужественно приняли неравный бой, однако в результате этого террористического нападения 25 военнослужащих героически погибли. Стало очевидным, что внешние силы вместе с вооружённой оппозицией пытаются создать условия для перерастания межтаджикского конфликта в международный кризис, чреватый многочисленными непредсказуемыми последствиями. Наряду с этим, нестабильность и раздробленность в Афганистане оказывали сильное негативное воздействие на всю Центральную Азию. В этих условиях актуальность встречи лидеров Таджикистана и Афганистана кратно возрастала.

За несколько дней до этого столкновения, по инициативе Президента Афганистана Б. Раббани, на встрече на высшем уровне стран-членов Организации экономического сотрудничества в Стамбуле была достигнута договоренность о создании смешанной комиссии, состоящей из представителей Афганистана, Таджикистана, Узбекистана и России для поиска путем переговоров и диалога мирного решения проблемы, существующей на границе между Таджикистаном и Афганистаном. Предложение было рациональным, но на его проработку в четырёх столицах и в ООН требовалось время, дефицит которого отражался на судьбах людей. Глава таджикского государства решил взять дипломатическую инициативу в свои руки и пошёл на опережение.

28-30 августа 1993 года по приглашению Президента Исламского Государства Афганистан Бурхониддина Б. Раббани состоялся официальный визит Председателя Верховного Совета Республики Таджикистан Эмомали Рахмона в Кабул. В ходе визита состоялось несколько раундов переговоров и встреч, в том числе с легендарным «Панджшерским львом» Ахмад Шах Масудом. По итогам переговоров была подписана Совместная Декларация глав государств Республики Таджикистан и Исламского Государства Афганистан. Превентивная дипломатия Эмомали Рахмона принесла свои первые плоды.

Визит в турбулентный, полный опасностей Афганистан с неясным будущим был рискованным шагом, но смелым решением, подтвердившим твёрдое намерение Лидера нации Эмомали Рахмона снять внешние угрозы, мешающие вернуть мир в Таджикистан. Кроме того, было необходимо получить от официального Кабула твёрдые гарантии о поддержке мирного процесса, а не вооружённой таджикской оппозиции. Дипломатия должна была также помочь вернуть беженцев на Родину и изменить к лучшему положение на таджикско-афганской границе.

Это был первый (и единственный) визит Главы иностранного государства в ИГА после прихода к власти моджахедов. Одним из важных его итогов стало установление доверительных отношений между лидерами двух соседних стран. По итогам визита это, в частности, проявилось в передаче таджикскому Лидеру в качестве жеста доброй воли пятерых военнослужащих Казахстана и России, находившихся в заложниках в Афганистане. Президент России Б. Ельцин в ходе телефонного разговора с Главой Таджикистана высоко оценил результаты переговоров Эмомали Рахмона в Афганистане и выразил благодарность за освобождение четырёх российских пограничников и офицера казахстанского батальона.

19-22 декабря 1993 года Президент ИГА совершил ответный визит в Республику Таджикистан (это был первый визит Главы иностранного государства в независимый Таджикистан). По итогам визита был подписан пакет двусторонних документов, среди которых Соглашение о границе между РТ и ИГА, а также трёхстороннее Соглашение (РТ, ИГА и УВКБ ООН по делам беженцев) о возвращении таджикских беженцев, находящихся на территории Афганистана. Дипломатия «взвешенных и продуманных шагов» Эмомали Рахмона начала приносить свои ожидаемые результаты. При посредничестве профессора Б. Раббани и Ахмад Шах Масуда состоялось несколько встреч Главы Таджикистана Эмомали Рахмона с лидером Объединённой таджикской оппозиции Саид Абдулло Нури. Результатом одной из них, 11 декабря 1996 года, стало подписание в афганском Хосдехе протокола «Об урегулировании военно-политической обстановки в зонах противостояния», открывшего путь к установлению мира и национального единства в Таджикистане.

Искусство дипломатии заключается в умении через диалог найти нестандартное решение самой сложной задачи. Предложение руководству Афганистана, который сам находился в состоянии перманентной гражданской войны, внести свой вклад в возвращение мира и стабильности в Таджикистане, было именно таким. И оно, как показала история, полностью оправдало себя. 2 сентября 2021 года Основатель мира и национального единства – Лидер нации, Президент Республики Таджикистан уважаемый Эмомали Рахмон наградил профессора Бурхониддина Б. Раббани и Ахмад Шах Масуда орденом Исмоили Сомони 1 степени за содействие и посредничество в межтаджикских переговорах в 1993-1996 годах, великий вклад в процесс восстановления мира в Таджикистане.

Ситуация в нынешнем Афганистане, как и три десятилетия назад, продолжает оставаться непредсказуемой. Объём и острота провоцируемых угроз с территории Афганистана являются серьезным вызовом не только для безопасности обширного субрегиона Центральной Азии, но и всего мира. Независимый Таджикистан всегда выступал за становление Афганистана в качестве независимого и нейтрального государства, свободного от терроризма, войны и наркотиков. Многострадальный афганский народ остро нуждается как в инклюзивном Правительстве с участием всех групп и слоев афганского общества, так и в самом широкоформатном международном внимании.

Дипломатия добрососедских отношений

8-11 марта 1993 года, то есть через сто дней после своего избрания на пост Главы государства, Председатель Верховного Совета Республики Таджикистан, Эмомали Рахмон, по приглашению Правительства КНР совершил свой первый официальный визит в Китайскую Народную Республику. Китай, наряду с Россией, в числе первых установил дипломатические отношения с Республикой Таджикистан. Однако, как и во времена Советского Союза, Китай для Таджикистана продолжал оставаться далекой и загадочной страной. «Ворота в Китай» были наглухо закрыты, воздушных мостов и наземных (железнодорожного и автомобильного) путей сообщения между двумя соседними странами не существовало, равно как и прямых торгово-экономических и культурно-гуманитарных связей. Для молодого государства, вступающего на самостоятельный независимый путь развития и ищущего свое место в сообществе наций, налаживание отношений дружбы и сотрудничества с КНР, – мировой державой и одним из своих четырех соседей, имело исключительно важное, во многом – судьбоносное значение. Глава государства Эмомали Рахмон глубоко осознавал, что установление добрососедских отношений, дружбы и сотрудничества с Китаем, постоянным членом Совета безопасности, имеет критически важное значение для выхода Таджикистана на путь долгосрочного развития.

В Пекине в дружественной и деловой атмосфере прошли встречи и переговоры таджикского Лидера с Генеральным секретарем Центрального комитета Коммунистической партии Китая Цзян Цзэминем, Председателем Китайской Народной Республики Ян Шанкунем и Премьером Государственного совета КНР Ли Пэном. Состоялся глубокий обмен мнениями по вопросам двусторонних отношений, а также по международным проблемам, представляющим взаимный интерес. Визит получил широкое освещение в китайских средствах массовой информации, вызвал большой интерес в регионе Азии и мире.

Высокий уровень приема, открытый и доверительный характер обмена мнениями с китайскими руководителями, и, как результат, – всесторонняя поддержка со стороны постоянного члена Совета безопасности ООН, имели неоценимое значение, оказали большое влияние не только на укрепление авторитета нового Лидера Республики Таджикистан в мире, но и на перспективы развития двусторонних отношений.

По итогам состоявшихся 9 марта 1993 года переговоров была принята «Совместная декларация об основных принципах взаимоотношений между Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой». В этом историческом документе, подписанном Главой государства, Председателем Верховного Совета Республики Таджикистан Эмомали Рахмоном и Председателем КНР Ян Шанькунем, был впервые сформулирован и одобрен целый ряд положений, которые затем стали фундаментальной основой для развития стабильных, обращенных в долгосрочное будущее взаимоотношений сторон.

Выработке концепции первой Совместной декларации Глава таджикского государства уделял самое пристальное внимание. По его поручению над ней совместно с китайской стороной работала большая группа дипломатов и экспертов. Стороны стремились к тому, чтобы в новых исторических условиях не только отразить стремление двух соседних государств строить равноправные и взаимовыгодные отношения, но и определить главные направления и сферы таджикско-китайского сотрудничества на длительную перспективу, обозначить наиболее важные векторы взаимодействия, в том числе на международном уровне, отвечающие интересам и чаяниям двух народов.

Прежде всего, стороны договорились, что будут развивать отношения добрососедства, дружбы и взаимовыгодного сотрудничества на основе принципов взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, мирного сосуществования. Исключительно важной стала договоренность о том, что стороны будут решать мирными средствами все возникающие между ними вопросы, не будут прибегать к силе или угрозе силой в какой-либо форме в отношении друг друга. Принципиально важным шагом в сторону становления подлинно равноправных отношений стало зафиксированное в Совместной декларации важнейшее положение о том, что «все государства, независимо от того, большие они или малые, сильные или слабые, богатые или бедные, имеют равные права в международном сообществе. Каждое государство имеет право в соответствии со своими особенностями выбирать социальный строй, идеологию, экономическую модель и путь развития. Различия в этих сферах не должны мешать развитию нормальных межгосударственных отношений».

Это принципиальное положение совместного документа имело самостоятельную ценность, свидетельствовало о проявлении большой политической дальновидности и мудрости Лидеров двух стран. Оно стало не только важным фактором установления доверия в зарождавшихся двусторонних связях, важным стимулом для выстраивания долгосрочных добрососедских отношений между РТ и КНР, но и послужило серьезным сигналом для тех внутренних и внешних сил, которые во времена великих перемен пытались увести «корабль независимости» Республики Таджикистан с избранного курса на построение демократического, правового и светского государства.

В Совместной декларации была также подтверждена неизменность поддержки политики друг друга в вопросах, касающихся суверенитета и территориальной целостности. Правительство Таджикистана подтвердило, что признает Правительство КНР в качестве единственного законного Правительства Китая, а Тайвань – неотъемлемая часть Китая. Правительство КНР, в свою очередь, выразило поддержку усилиям, предпринимаемым Правительством РТ по защите национальной независимости и суверенитета, установлению мира и стабильности на территории Таджикистана.

Большое значение стороны уделили обсуждению оставшихся от истории пограничных вопросов. Для независимого Таджикистана эта тема была новой, но исключительно важной. В период, когда Таджикистан входил в состав СССР, республика де-юре не имела внешних границ, а с союзными республиками (Кыргызстаном и Узбекистаном) границы были административными. Установление и оформление в правовом отношении международных границ с сопредельными государствами для любого государства вопрос всегда архисложный и крайне чувствительный, так как речь идет об определении границ национальной территории. К примеру, вопрос о границе между СССР и КНР оказался в центре внимания в конце 1950-х годов, а развязка возникших проблем была найдена после развала СССР в конце XX и начале XXI веков. Полное и окончательное урегулирование пограничного вопроса, на которое ушло больше десяти лет, позволило выйти на подписание в январе 2007 года «Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РТ и КНР», дало мощный импульс развитию двусторонних отношений на более прочной и долгосрочной основе.

Государственный визит в Китай в марте 1993 года стал исключительно важной зарубежной поездкой таджикского Лидера, в ходе которой Эмомали Рахмон проявил себя как дальновидный политик, талантливый дипломат и искусный переговорщик. Подписанная им и китайским руководителем «Совместная Декларация об основных принципах взаимоотношений между Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой» стала фундаментальной основой и несущей конструкцией высочайшей прочности в добрососедских, дружеских отношениях двух стран, внесла свой весомый вклад в дело сохранения мира и стабильности в Азии и во всем мире.

Большое видится на расстоянии. Чем дальше в историю уходит это событие, тем большую значимость оно приобретает. Историческое значение первой встречи руководителей Таджикистана и Китая в марте 1993 года заключается в том, что оно стало своеобразным ключом, которым впервые были открыты «страновые ворота» друг друга, определены широкие горизонты сотрудничества на всех направлениях. С тех пор и поныне, лидеры Таджикистана и Китая выверенно, уверенно и точно ведут «корабль» таджикско-китайской дружбы по «фарватерам» сотрудничества, учитывая и уважая коренные национальные интересы друг друга, успешно развивая всеобъемлющее стратегическое партнерство.

Дипломатия взаимного доверия, взаимопонимания и взаимной поддержки

8 апреля 2022 года Россия и Таджикистан встретили тридцатую весну дипломатических отношений, которые за три десятилетия окрепли и поднялись до уровня стратегического партнерства и союзничества. Все эти годы отношения двух стран выстраивались на прочном фундаменте общих интересов и ценностях вековой дружбы, исходя из единых подходов к вопросам неделимости безопасности, обеспечения стабильности и устойчивого развития на евразийском пространстве. Ключевым фактором позитивной динамики сотрудничества был и остаётся поддерживаемый сторонами насыщенный политический диалог на высшем уровне, отражающий привилегированный характер таджикско-российских отношений. Однако, в тревожные месяцы конца 1992 - начала 1993 года картина отношений была несколько иной. Настороженной.

Весной 1993 года в России получили своё распространение фейки о том, что Таджикистан может войти в состав России на правах ассоциируемого члена. Журналисты задавались вопросом, зачем России помогать Таджикистану и втягиваться в новую чуждую для неё войну? Звучали также оценки о возврате во времена СССР... Визит Главы Таджикистана Эмомали Рахмона в Москву 25 мая 1993 года развеял все эти провокационные слухи, как весенний ветер сдувает тополиный пух с московских тротуаров. По итогам визита Таджикистан и Россия впервые в истории заключили Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи как суверенные независимые государства. Как отметил Президент России, «отошла в прошлое унижающая национальное достоинство практика подчиненных отношений между «старшим» и «младшим» братом, между центром и периферией».

Борис Ельцин также прояснил ситуацию с затянувшимся на шесть месяцев приглашением новоизбранного таджикского Лидера в Москву. «Россия, — сказал Президент, — не могла подписать этот Договор, пока в Таджикистане не появились признаки серьезной стабилизации». Но это была только одна из причин задержки: в администрации Президента (и не только) существовала серьезная оппозиция сближению России с новыми таджикскими властями. В конце концов выбор был сделан, и Россия решительно поддержала усилия Эмомали Рахмона по стабилизации обстановки в стране. «Российское руководство хорошо понимает проблемы Таджикистана и вместе с другими странами региона будет оказывать поддержку миротворческим усилиям его руководства», — заявил Борис Ельцин, добавив, что Афганистан тоже неравнодушен к Таджикистану, но иначе неравнодушен. Тем самым Россия дала недвусмысленно понять, что не допустит наращивания влияния в Таджикистане фундаменталистских сил, угрожающих ему с афганской территории. Но не только.

В преамбуле Договора было зафиксировано, что стороны, стремясь придать новое качество российско-таджикским отношениям, исходят из желания «строить свои межгосударственные отношения на основе взаимопонимания, справедливости, равенства и невмешательства во внутренние дела». При этом было справедливо подчёркнуто, что «укрепление дружественных отношений, добрососедства и взаимопомощи между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан отвечает коренным интересам народов обоих государств, служит делу мира и безопасности». В Договоре также нашло отражение важное положение, предусматривающее оказание друг другу в определенных ситуациях военной помощи в соответствии с правом на коллективную оборону, зафиксированным в статье 51 Устава ООН.

Договор не был «отложен в шкаф», а стремительно начал наполнять таджикско-российские отношения живительным соком плодотворного сотрудничества. Помимо Договора стороны подписали пакет из 7 соглашений, объединенных тематикой военно-технического сотрудничества и регулирующих условия пребывания на территории Таджикистана частей российской армии и пограничных войск, которые охраняли неспокойную таджикско-афганскую границу, являвшуюся в тот период одновременно южной границей СНГ. Появилась возможность совместными усилиями надежно перекрыть каналы доставки в страны СНГ оружия, наркотиков и контрабанды. Кроме того, Договор стал хорошей основой для взаимодействия России и Таджикистана в рамках СНГ и в целом на международной арене. Возможно самое главное, что Договор 1993 года стал фундаментальной правовой базой для почти 300 межгосударственных, межправительственных и межведомственных соглашений, которые были подписаны за тридцать лет и сделали неразрывной дипломатическую связку Таджикистан-Россия.

Готовность России и Таджикистана поддержать друг друга перед лицом новых вызовов и угроз проявилась задолго до ратификации Договора. Уже в июле 1993 года Президент России назначил Министра иностранных дел своим специальным представителем в Таджикистане, а также выступил с инициативой проведения в Москве встречи на уровне глав государств и правительств Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана по ситуации в Таджикистане, которая состоялась 7 августа 1993 года. В ответ на обращение руководства Таджикистана, Россия предприняла энергичные меры для формирования Коллективных миротворческих сил СНГ, в которые, наряду с Россией, вошли военные контингенты четырёх стран. Размещённая в Таджикистане 201-я российская мотострелковая дивизия стала играть важную роль гаранта мира и безопасности. Важным дипломатическим достижением стало то, что ООН и ее Совет безопасности подтвердили поддержку миротворческим усилиям СНГ в Таджикистане, а Миссия наблюдателей ООН стала тесно сотрудничать с КМС СНГ.

Во многом благодаря усилиям России, выполнявшей роль принимающей стороны, было положено начало политическому диалогу между таджикскими сторонами. Первый раунд межтаджикских переговоров по национальному примирению состоялся в Москве 5-19 апреля 1994 года под эгидой Организации Объединенных Наций и с участием наблюдателей от Афганистана, Ирана, Казахстана, Кыргызстана, Пакистана, России и Узбекистана. Одним из главных его итогов стала выработка всеобъемлющей повестки дня на период проведения межтаджикских переговоров, включая последующие раунды. Подписание ряда документов, включая Протокол о создании Совместной комиссии по проблемам беженцев и вынужденных переселенцев из Таджикистана, явились первым, но исключительно важным шагом на пути укрепления доверия между таджикскими сторонами и сделали политический диалог необратимым. Движение к миру и национальному единству, о котором мечтал Лидер нации Эмомали Рахмон, шаг за шагом обретало реальные очертания. До подписания Общего Соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане оставалось долгих 1165 дней. Глубоко символично, что этот судьбоносный документ был подписан в Москве, столице России, внесшей неоценимый вклад в возвращение мира и стабильности в Таджикистане.

Таджикско-российские отношения современного формата прошли серьезную проверку временем. В наши дни обе стороны по праву называют их примером подлинно стратегического партнерства и союзничества. С каждым годом укрепляется взаимодействие и координация усилий по вопросам безопасности и обороны, в том числе в рамках ОДКБ и ШОС, что способствует поддержанию мира и стабильности во всей Центральной Азии. Главное — с начала XXI века поддерживается непрерывный, доверительный, без запретных тем, дружеский диалог между лидерами Таджикистана и России — Эмомали Рахмоном и Владимиром Путиным, который определяет вектор и динамику развития таджикско-российских союзнических отношений, устремлённых в будущее.

Дипломатия миролюбия

К концу 1993 года проявились основные черты стратегии внешней политики Таджикистана, архитектором которой выступил Глава государства Эмомали Рахмон. В течение первого года руководства страной Лидер нации совершил 14 выездов в ближнее и дальнее зарубежье. Страну, объятую пламенем конфликта и находящуюся на грани гуманитарной катастрофы, нельзя было оставлять надолго. Каждый из визитов продолжался от 12 до 24 часов, однако их практические результаты были впечатляющими: подписывались межгосударственные договора и межправительственные соглашения; оперативно решались вопросы оказания чрезвычайной помощи населению страны; обсуждались проблемы беженцев и межтаджикских переговоров, безопасности и перспективы торгово-экономического сотрудничества. Каждый зарубежный визит Лидера нации Эмомали Рахмона, встречи с лидерами иностранных государств добавляли новые уникальные штрихи к общему дизайну внешней стратегии страны. Это был поистине титанический труд, нацеленный на достижение мира, стабильности и развития в Таджикистане.

Формируя «с колёс» внешнюю политику, Глава государства предметно заботился о создании профессиональной дипломатической службы. На фоне коренных изменений мирового геополитического устройства это было критически важно. Уже 12 января 1993 года вышло в свет Постановление Правительства о Министерстве иностранных дел Республики Таджикистан, которым были определены структура, бюджет и численность внешнеполитического ведомства в составе 75 дипломатов – в 7 раз (!) больше, чем годом ранее. На первом этапе, наряду с Россией и странами Центральной Азии, было решено открыть посольства в Австрии (ОБСЕ, ООН) и Германии. Постоянное представительство при штаб-квартире ООН в Нью-Йорке уже функционировало. Перед молодой таджикской дипломатией была поставлена неотложная задача по мобилизации мирового общественного мнения, в первую очередь в ООН, на поддержку законного Правительства и усилий Главы государства Эмомали Рахмона, направленных на стабилизацию обстановки и возвращение страны в мирное русло.

За три десятилетия таджикская дипломатия возмужала, окрепла и стала надежной опорой стране в реализации на международной арене взятого Лидером нации стратегического курса на всемерное развитие, укрепление своего суверенитета, отстаивание и продвижение национальной повестки, защиту мира и безопасности в регионе. Со дня обретения независимости Таджикистан официально признан 180 государствами; установил дипломатические отношения со 126 странами мира и играет активную роль в 51 международной организации. На четырёх континентах планеты в 30 странах мира открыты посольства Республики Таджикистан, а дипломатические миссии 24 стран и Европейского союза, а также ООН и других международных организаций успешно работают в стране. Все это было бы невозможно без личного повседневного участия уважаемого Эмомали Рахмона в продвижении национальных интересов Таджикистана на мировой арене.

Личный пример активной и самоотверженной деятельности Основателя мира и национального единства – Лидера нации, Президента Республики Таджикистан уважаемого Эмомали Рахмона все эти годы вдохновляет всех, кто вовлечён в международные дела. Благодаря проводимой Президентом страны мудрой и дальновидной внешней политике, берущей своё начало с 16-й сессии Верховного Совета в ноябре-декабре 1993 года, голос Республики Таджикистана стал неподражаемо узнаваем в сообществе наций.

Это голос государства, которое знает высокую цену миру и стабильности и дорожит ими, как бесценным национальным достоянием.

Это голос государства, в Конституции (Основном законе) которого записано, что оно проводит миролюбивую политику, уважает суверенитет и независимость других государств.

Это голос государства, в котором запрещена пропаганда войны.

Это голос государства доброй воли и конструктивной внешней политики, убежденной в исключительной важности добрососедских отношений и налаживании регионального сотрудничества в самых разных форматах - от ОДКБ до ШОС.

Это голос государства, последовательно выступающего за восстановление мира и стабильности в Афганистане, необходимость коллективного противодействия терроризму, экстремизму и наркоагрессии.

Это голос государства, которое настойчиво призывает к практическому решению глобальных проблем развития, что, в частности, воплотилось в целом ряде климатических и «водных» инициатив Президента Таджикистана Эмомали Рахмона, единодушно поддержанных Генеральной Ассамблеей ООН.

Это голос государства, миролюбивый народ которого уверенно смотрит в своё процветающее будущее и открыт к плодотворному сотрудничеству со всеми, кто в этом заинтересован.

Рашид Алимов,

депутат Верховного Совета Республики Таджикистан (1986-1995),

участник 16-й сессии Верховного Совета Республики Таджикистан (16 ноября - 2 декабря 1992 года),

Министр иностранных дел Республики Таджикистан с 1992 по 1994 год,

Постоянный представитель Таджикистана при ООН с 1994 по 2005 год,

посол Таджикистана в Китае с 2005 по 2015 год

и Генеральный секретарь ШОС с 2016 по 2018 год доктор политических наук,

профессор Академии государственного управления при Президенте РТ

_________________________________

o-sovremennom-mire

Социальные сети

КОНКУРС!

Календарь

2023
Январь
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345

ПОДПИСКА-2023

Наш подписной индекс 68855.
Наши реквизиты:
ИНН – 030002711
Р/с №20202972684401104000
Г. Душанбе, филиал №4 «Амонатбонк» район Сино.
к/с 20402972316264
МФО 350101626

На сайте онлайн

Flag Counter
Яндекс.Метрика